Интервью с психологом

Помочь себе писать... через тело?

by svoyasi

Помочь себе писать… через тело? Интервью с психологом

Друзья, я хочу поделиться с вами своим разговором с Виталиной Скворцовой-Охрицкой – психотерапевтом и автором романа, который пока не дописан, но который я очень жду. Несколько лет я консультировала Виталину по вопросам писательского мастерства, поддерживая ее творческий процесс. Но Виталина и сама — вдумчивый специалист, и в этом диалоге не она задает мне вопросы, а я — ей.

Виталина расскажет, как можно помочь своему писательству… через тело. Как снять напряжение и стресс, так часто сопутствующие творческому процессу.

Вы можете посмотреть видео, а можете прочитать его текстовую расшифровку, которую мы для вас подготовили:

ЕКАТЕРИНА: У писателей есть красивое извинение на все случаи срыва дедлайна и неоправдывания сроков. Они говорят: «Мы – творческие люди, мы пишем по вдохновению». В то же время мы знаем множество примеров авторов, добившихся успеха, которые работают каждый день и пишут свою норму страниц в одно и то же время. И не совсем понятно, дело ли в творчестве или в том, что мы не умеем себя организовать. Сегодня я решила поговорить с Виталиной Скворцовой-Охрицкой, которая пишет свой первый роман, но ее основная профессия – психолог. Виталина поделилась со мной интересным взглядом на эту проблему. Виталина, привет!

ВИТАЛИНА: Привет, Катя! Привет всем, кто нас смотрит сейчас!

ЕКАТЕРИНА: Расскажи, пожалуйста, что не получалось?

ВИТАЛИНА: У меня длительная история отношений с собой и со своим творчеством.  Это была большая работа с внутренними историями, внутренними барьерами, которые я раньше привычно списывала на что-то внешнее.

Например, мне казалось, что я не смогу писать, пока я не уволюсь, или пока у меня не будет нового ноутбука, или пока у меня не будет много свободного времени. Но наступил момент, когда я уволилась, купила ноутбук – и мне пришлось признаться, что эти препятствия не столько во мне, сколько внутри меня.

На такое осознание своих ограничений мне помогла выйти работа с психотерапевтом. Я осознала, что эти ограничения – это, как правило, чувства стыда и страха. А сейчас выяснился другой интересный момент о регулярности. Когда я пишу, это всегда происходит из места переполнения, когда есть что-то такое, чем надо поделиться – и ты этим делишься. Это получается стихийно, и циклы у этого достаточно большие. Я не пишу каждый день по чуть-чуть.

Но у меня две работы, два ребенка, муж, семья, интересы, и я не только про делание, мне интересно в жизни что-то другое. Поэтому если я хочу написать роман, то, во-первых, нужно дробить и давать маленькими дозами, а, во-вторых, – нужно уметь структурировать весь процесс.

Некоторое время мне это удавалось благодаря тебе. Я знала, что мы встречаемся раз в две недели по средам, и к этому моменту, хоть убейся, но напиши что-нибудь. В какой-то момент я даже писала каждый день, но это мне очень тяжело давалось. Потом я стала замечать, что вход в писательство – именно садиться и писать – мне тоже очень тяжело дается: мне начинает уши закладывать, спать хочется. Я стала думать о том, как же себе еще помочь. Я решила пойти с писательством к телесному психотерапевту,  я же физически это все чувствую, а она про тело.

Помогать себе писать интервью Виталины Скворцовой-Охрицкой Екатерине Оаро | Вдохновить на роман

ЕКАТЕРИНА: Я поражена, какое большое значение ты придаешь своему писательству и как ты его поддерживаешь со всех сторон: ты сама постоянно пробуешь новое, ты работаешь со мной, и ты еще к терапевту пошла за этим.

ВИТАЛИНА: Я пробовала по-разному, я пробовала требовать от себя – и это не работает. Когда я работала с телесными терапевтом, она нашла во мне очень много напряжения, сказала, что писательство переживается мной как стресс.  За каждой дверью сидит учительница по литературе. А в последний раз психотерапевт мне сказала, что у меня рассинхрон правого и левого полушария: они действуют не одинаково, а каждое само по себе.

ЕКАТЕРИНА: У тебя? Или вообще изначально у всех?

ВИТАЛИНА: У меня. Я ее спросила: «А как это может проявляться в жизни?» Она говорит: «Правое полушарие – оно про воображение, про образы, про творчество, а левое – про структуру, последовательность». Как может проявляться? Например, какие-то творческие замыслы не удается приводить в жизнь, что-то планировать и воплощать. Когда я вышла из кабинета, меня осенило: «Роман!» Это самая яркая иллюстрация того, что не получается не только, потому что я творческий человек, а потому что физиологически так сложилось, потому что сейчас идет рассинхронизация.

ЕКАТЕРИНА: Мне кажется, что у всех, кто пишет романы, есть эта сложность, потому что роман одновременно требует и творчества, и усидчивости, планирования, продумывания структуры.

ВИТАЛИНА: Вот, и отсюда мои наблюдения следующие. Во-первых, если я чувствую эту сложность, я могу себе помогать. Второе – я думаю о том, что, когда я планирую писать каждый день, я делаю двойную работу. Я одновременно пишу роман каждый день и налаживаю эту внутреннюю синхронизацию правого и левого полушария. И третье – я думаю о том, что написание романа может помогать мне.

ЕКАТЕРИНА: Я правильно понимаю, что твоя терапевт не думала про роман, когда она тебе это сказала, она это чувствовала через твое тело?

ВИТАЛИНА: Это просто то, что она увидела, работая через тело и через руки. Она сказала, что сегодня мы работаем над синхронизацией. И я спросила: «О чем это? Есть ли это в реальной жизни и как оно проявляется?» Я не сразу поняла, и только потом остро почувствовала, что это за замысел, такой большой, творческий и важный для меня, который мне сложно структурно изо дня в день воплощать.

Читать главу из книги "Держись и пиши" | Вдохновить на роман

ЕКАТЕРИНА: Когда я впервые это услышала от тебя на консультации, я ощутила большое чувство освобождения от того, что все в порядке с авторами. У всех что-нибудь с чем-нибудь не синхронизировано, и наша задача – поработать над этим. И, как обычно это бывает, когда чуть-чуть оно синхронизировано, это уже небо и земля – и дальше уже легче, легче и легче. Очень интересно, что тебе посоветовала терапевт, и что ты сама, как терапевт, знаешь об этом. Как их синхронизировать?

ВИТАЛИНА: Я скажу сначала как терапевт, а потом уже как клиент телесного терапевта. Во-первых, я думаю о том, что есть такое модное слово «осознанность». Чего под его соусом только не подают! На самом деле, это возможность понимать, что я чувствую в каждый момент своего времени или хотя бы в связи с какими-то событиями. Мне кажется, что тот рассинхрон, который увидела моя телесный терапевт, небольшой только благодаря тому, что моя большая часть работы была в личной терапии, понимании себя, осознавании.

А во-вторых, если говорить именно про тело, она мне рекомендовала простые упражнения. Например, писать по страничке в день левой рукой, если я правша. И тогда мозг со скрипом, но должен перестраиваться в такое неудобное действие.

ЕКАТЕРИНА: Это должна быть творческая страничка или просто любой текст?

ВИТАЛИНА: Любой текст, но желательно текст, который прямо сейчас рождается, как фрирайтинг или утренние страницы. Получаются каракули, и это очень здорово, потому что они немножко детские. Свой детский почерк получается, и от этого тепло немножко. Потом психотерапевт мне скинула интересные видео про работу мозга и то, как он реагирует на стресс. Там женщина говорит про упражнения, которые можно делать: про восьмерки руками, например. И еще йога, как набор неудобных поз: возьмите правую руку за левую ногу, то се. Неудобные позы и необходимость осознанно в них присутствовать –  это тоже очень и очень работает на синхронизацию мозга и простройку новых нейронных связей внутри мозга для его более слаженной работы.

ЕКАТЕРИНА: Это сейчас звучит, как упражнение на то, чтобы выходить из зоны комфорта. И во мне есть такая реакция: «О боже! Да я же, когда пишу, живу вне зоны комфорта!» Но это не совсем об этом, это о чем-то другом?

ВИТАЛИНА: Это о том, что, когда знаешь, что тебе поможет, ты либо пытаешься что-то делать и выдерживаешь это в фокусе своего внимания, либо игнорируешь.

По сути, ты для себя такой взрослый, который помогает и что-то делает, чтобы писательство двигалась и развивалась. Либо это все сложно, незачем. Мой «взрослый» должен быть внимательным, чутким, поддерживающим, обращающим внимание, очень терпеливым, чтобы мое писательство как-то развивалось и двигалось. Во всяком случае, для меня это работает, а не пендели, марафоны, критики.

Как написать книгу интервью Виталины Скворцовой-Охрицкой Екатерине Оаро | Вдохновить на роман

ЕКАТЕРИНА: То есть, теперь перед тем, как садиться писать, ты сначала пишешь страницу левой рукой?

ВИТАЛИНА: Ее писать можно в любое время, это просто упражнение, которое никак не связано с самим процессом. Я пока нахожусь в поиске своей структуры.

ЕКАТЕРИНА: Структуры романа?

ВИТАЛИНА: Структуры работы над романом. Сейчас я ее ищу.

ЕКАТЕРИНА: Я знаю, что ты уже пробовала несколько типов планирования писательства. Расскажи, пожалуйста, о них.

ВИТАЛИНА: Сначала я практиковала: «О боже, Кате в среду нужно прислать текст! А уже пятница, и у меня еще ничего не написано!» И тогда я просто останавливала какие-то процессы: брала куски от работы, от сна. И в это время что-то писала. В среду я высылала текст и потом выпадала, потому что это затратно: работа копится, недосып копится.

ЕКАТЕРИНА: То есть это было в то время, когда у тебя вообще не было никакого отдельного времени для писательства, и тебе приходилось воровать.

ВИТАЛИНА: Но в тех местах, откуда ты воруешь, образуется дефицит, и его потом нужно восполнять. Потом я пробовала, как ты мне советовала, выбрать один отрезок времени и писать меньше своей нормы. Это было очень эффективно. Если такими кусками я писала два-два с половиной часа, я выписывалась до дна. Моя путеводная звезда – твоя фраза: «Не дожимать себя». Это подходит моему ощущению не дожимать, не критиковать, не давить. И писать по часу в день в одно и то же время. Я пробыла в этом, наверное, месяц. Я спланировала день: очистила утро, и в 9 утра было мое время.

ЕКАТЕРИНА: Я помню ты сказала: «Защищенное время».

ВИТАЛИНА: Да, защищенное. Я не записывала клиентов. Потом это немножко сбилось, потому что возросла нагрузка – прием вырос в два раза. Короче, я это время не сберегла.

ЕКАТЕРИНА: Ты ценность клиентов поставила выше ценности писательства.

ВИТАЛИНА: Ты сказала, и мне от этого стало как-то самой неприятно. Но это правда.

ЕКАТЕРИНА: Я так сказала, потому что у меня та же история.

ВИТАЛИНА: Я понимаю. Внутри это попадет в место: «Опять что-то есть поважнее». Я соглашаюсь с этой важностью, но от этого немножко неприятно. Теперь я хочу попробовать писать несколько дней в неделю, но чуть побольше, например, по полтора часа. Например, три раза в неделю чистого писательства, остальное – подчитывание чего-то и редактирование.

Спасибо, что поделилась. Для меня идея, что писательству можно помочь через физиологию – революционная. Я надеюсь, что и читатели моего сайта найдут в нашем диалоге полезные для себя идеи. И не только найдут, но и попробуют применить.

Екатерина Оаро писатель преподаватель писательского мастерства | Вдохновить на роман

Друзья, Виталина Скворцова-Охрицкая ведет инстаграм, и вы можете добавить ее в друзья, чтобы читать ее посты, смотреть эфиры и участвовать в группах.

А если вы чувствуете, что вам не хватает знаний о технической стороне писательства, то у меня на сайте есть вебинары об этом:

Как писать в соцсетях?

Как написать художественную книгу?

Как заинтересовать издателя?

И другие

Вы пишете или интересуетесь писательством? Хотите узнавать больше о литературе не в формате, который навевает скуку и воспоминания о школьных сочинениях? Давайте познакомимся и останемся на связи. Подписывайтесь на нескучные литературные новости и на мой проект в социальных сетях: Facebook, Пинтерест, Инстаграм

Top